«Сверхстойкий порошок», «непохожая» подпись главы СК РФ и другие «странности» в уголовном деле судьи Емельянова

    «Сβepxcτoйкий πopoшoк», «нeπoxoжaя» πoдπиcb гλaβы СK PФ и дpyгиe «cτpaннocτи» β yгoλoβнoм дeλe cyдbи Eмeλbянoβa

    На прошлой неделе уголовное дело о коммерческом подкупе, возбуждённое в отношении судьи Красноярского краевого суда Вячеслава Емельянова, по событиям, произошедшим ещё в 2020 году, было передано в суд.

    При этом, сам обвиняемый своей вины не признаёт, считая его сфабрикованным от начала и до конца.

    Жизнь на «до» и «после» для Емельянова разделилась 29 мая 2020 года, когда тёплым весенним утром к нему в кабинет вошли сотрудники органов госбезопасности и потребовали предъявить к осмотру руки. Специальный прибор показал, что ладони судьи испачканы специальным порошком, светящимся при ультрафиолетовом излучении. При этом на пальцах никаких следов специального вещества не было обнаружено. В сейфе судьи оперативниками были обнаружены конверты, в которых, как потом выяснилось, он хранил зарплатные деньги из бухгалтерии – суммы были незначительные, но купюры в одном из них тоже «светились»: общая стоимость помеченных банкнот составила 100 тысяч рублей…

    Осмотр кабинета продолжался более 6 часов. По словам Емельянова, старший оперативник группы четырежды отправлял кому-то фотокопии протоколов, и после консультаций по телефону вносил в них изменения. Вопросом, каким образом он брал в руки банкноты, если у него были испачканы только ладони, сотрудник органов не задавался…

    Обычно в таких случаях криминалисты берут у подозреваемых срезы ногтевых пластин. Но в этот раз оперативники «заморачиваться» не стали: если кончики пальцев «чистые», зачем нужны дополнительные аргументы для адвокатов!?

    Интересно, что более нигде – ни в кабинете, ни в личном автомобиле судьи следов светящегося порошка не было обнаружено. Обыск в квартире тоже не дал результатов… Тем не менее, Емельянову сообщили, что он подозревается в коммерческом подкупе, а оперативники рассказали журналистам, что у судьи в сейфе было обнаружено несколько подписанных конвертов, в некоторых хранились деньги…

    Схема преступления, по версии следствия, выглядела так: якобы некий коммерсант – директор ГК ООО «Развитие» Франкель поинтересовался у своего знакомого Мышалова «выходами» на руководство крупнейшей городской водоснабжающей организации, так как ему было необходимо подключить к централизованной системе водоснабжения, принадлежащий ему объект недвижимости. Согласившись помочь, Мышалов, в свою очередь, вышел на судью Емельянова, который хорошо знал заместителя руководителя «Водоканала» Кадушкина. После этого Мышалов сообщил Франкелю, что «услуга» обойдётся ему в два с половиной миллиона рублей. Франкелю сумма не понравилась, и он заявил в органы о том, что с него вымогают деньги.

    Вообще-то в таких случаях оперативники, в «целях проведения оперативно-следственных мероприятий», должны снабжать заявителя мечеными спецсредством купюрами. Но в этот раз они почему-то предложили Франкелю самому изыскать необходимую наличность, которую они пометили специальным средством «Тушь-7». Здесь стоит уточнить, что состав такого порошка для каждой подобной операции уникален, промаркирован, и образец, используемый в той или иной спецоперации, опечатан и хранится в определённом месте… Интересно, что на руках Емельянова (напомним, дело происходило в мае 2020 года) было обнаружено средство, нанесённое на деньги (принадлежащие Франкелю), которые якобы были им переданы в октябре 2019 года. Тогда никто из участников «схемы» задержан не был: оперативники «продолжали наблюдение», и только после того, как Франкель обратился в «органы» во второй раз, в мае 2020 года, начались задержания…

    Сегодня уголовными делами, возбуждёнными в отношении судей, высокопоставленных чиновников и сотрудников силовых структур, никого не удивишь. Но, тем не менее, эта история выбивается из общего ряда. Несмотря на то, что Мышалов и Кадушкин после ареста дали показания о том, что посредником между ними был судья Емельянов, который якобы забрал себе львиную долю – 1 миллион 850 тысяч рублей, количество несостыковок и несуразностей, оставляет много вопросов к следствию…

    Конверты вернули, осадочек остался…

    Начнём с того, что эта «коррупционная история» никак не связана с профессиональной деятельностью Вячеслава Емельянова, хотя, согласитесь, у человека, занимающего должность судьи Красноярского краевого суда возможностей «коррумпироваться» по своей «основной работе» было больше, чем достаточно. Но за многие годы работы Емельянов ни разу не попадал под подозрение – в справедливости и законности вынесенных им решений ни у кого сомнений не возникало. Об этом свидетельствуют и многочисленные характеристики, которые, впрочем, от уголовного преследования его не спасли… Вот только зачем судье с хорошей репутацией участвовать в каких-то сомнительных коммерческих аферах?

    Допустим, что не замеченный ранее в предвзятости и корысти судья однажды всё же решил воспользоваться своими знакомствами и «срубить лёгкие деньги», выступив в качестве посредника в преступной схеме по подкупу должностного лица в «Водоканале». При этом бросается в глаза «нескромность» аппетитов предполагаемого посредника: за пустяковую услугу – всего-то передать деньги от одного человеку другому 1 850 тысяч, почти три четверти общей суммы… И это ещё неточно: в протоколе очной ставки между Мышаловым и Франкелем имеются расхождения. Мышалов говорит, что Франкель дал ему два миллиона, Франкель настаивает, что два с половиной… Если, например, поверить Мышалову, то получится, что Емельянов почти все деньги забрал себе, оставив остальных участников «схемы» с копеечным «наваром».

    Много вопросов вызывает и «светящийся порошок». На снимках хорошо видно, что им запачканы лишь ладони подозреваемого. Возникает вопрос: каким образом он брал в руки и пересчитывал купюры, если кончики пальцев у него чистые? Почему нет следов порошка ни на вещах, ни в машине, ни в квартире Емельянова? Ведь в сейфе обнаружена лишь малая часть «меченых» денег. И самое главное – с того момента, как на купюры был нанесён порошок, прошло семь месяцев. Каким образом он смог сохраниться на банкнотах, и тем более – руках нашего «фигуранта», если на бумаге он держится максимум пару месяцев, а руки достаточно пару раз вымыть с мылом и от него не останется никаких следов?

    Конверты, которые были изъяты из сейфа в качестве «вещдока», а потом не были приобщены к делу и возвращены Емельянову.

    Происхождение остальных конвертов из бухгалтерии, хранящихся в сейфе Емельянова, объясняется просто: заработную плату, как и многие другие судьи, он получал наличными, во избежание провокаций – узнать номер пластиковой карты и «закинуть» на неё деньги сейчас проще простого – потом доказывай, что это не взятка… Кстати, «зарплатные», не светящиеся деньги тоже были изъяты. Вячеславу Емельянову следователь вернула лишь пустые конверты, как «не относящиеся к делу». И это тоже вызывает вопрос: почему конверты не относятся к делу, а не издававшие никакого «свечения» купюры, которые хранились в них, относятся? Одним словом, с конвертами разобрались, но «осадочек», как в том анекдоте про ложечки, остался…

    Один за всех и каждый за себя?

    Вячеслав Емельянов считает, что против него проведена организованная, но не до конца продуманная операция. По его мнению, характер следов светящейся краски на его руках может свидетельствовать о том, что ею была вымазана дверная ручка, причём, делалось это впопыхах, она была обработана только с внешней стороны – оттого и не осталось следов на пальцах.

    Надо заметить, что для нанесения спецсредств используется специальная кисть, и ей действительно проблематично наносить порошок на труднодоступные поверхности предметов…

    Но как быть с банкнотами в конверте? По словам Емельянова, конверт с меченными деньгами ему просто накануне 29 мая 2020 года могли подбросить в сейф и тоже подменить. Доступ к ключам от его кабинета и сейфа был, также, и у Олега Ракшова, – заместителя председателя краевого суда, ведающего административно-хозяйственными вопросами.

    Стоит заметить, что тогда, в разгар пандемии, краевой суд, как, впрочем, и другие государственные учреждения, работал по особому графику. 28 мая, то есть, накануне обыска в кабинете, Емельянов как большинство судей его коллегии отсутствовал на рабочем месте.

    Здание суда практически пустовало, но вот камеры наблюдения в безлюдных коридорах были почему-то выключены. Так что, проверить версию Емельянова не представляется возможным. Но не много ли странных совпадений?

    Некоторое изумление вызывает и способ, которым вершится «правосудие» по этому уголовному делу. Схема, «нарисованная» следствием вроде бы понятна и незатейлива: бизнесмен Франкель ищет пути, как быстро и без проблем подключить к водоснабжению многоквартирный дом, и просит помочь ему Мышалова. Тот обращается к своему хорошему знакомому судье Емельянову (в юности они вместе занимались в секции восточных единоборств). Вячеслав Емельянов, в свою очередь, знаком с Кадушкиным, который, как заместитель руководителя компании «Краском» может решить этот вопрос. Дальше по цепочке передаются деньги… Казалось бы, вот она, «ОПГ», бери всех «тёпленькими» и отправляй на скамью подсудимых. Но следствие поступает странно и нелогично: никого с поличным при передаче денег не задерживают, в СИЗО отправляются только Мышалов и Кадушкин, которые сначала ни в чём не сознаются, а потом вдруг соглашаются «сотрудничать со следствием».

    К сожалению, на практике «досудебное соглашение со следствием» не всегда помогает правосудию. Зачастую под этим термином подразумевается не столько помощь подозреваемого в установлении истины, сколько его готовность подгонять свои показания под версию, которую уже выстроил следователь…

    Как бы то ни было, и Мышалов, и Кадушкин дали показания против Емельянова, и оба уже осуждены – один на три года условно, другому «влепили» целых восемь лет, несмотря на все «досудебные соглашения» и «активное сотрудничество». Но странность заключается не в этом – по уголовным делам Мышалова и Кадушкина Емельянов никак не проходил. Его даже не допрашивали – ни как соучастника, ни даже как свидетеля… Как такое может быть, непонятно, но это – факт. На все запросы и требования Вячеслава Емельянова допросить его в этих уголовных делах, провести очные ставки, ознакомиться с уголовными делами людей, которые якобы участвовали с ним в одной «коррупционной схеме», следует стереотипный отказ, который мотивируется тем, что Емельянов «не является фигурантом этих уголовных дел». Нет материалов и на сайте Центрального районного суда города Красноярска.

    Причина того, что каждого «фигуранта» судят по отдельности, по мнению Емельянова, кроется в том, что, если бы дело рассматривалось как положено, в совокупности, оно бы развалилось ещё на первом этапе из-за целого ряда несуразностей и несостыковок. Теперь же, когда уже двое по этому эпизоду получили сроки, факт преступления установлен правосудием, и вина Емельянова вроде, как и не требует особых доказательств… Вполне рабочая версия.

    Интересно, что коммерсант Франкель, с которого якобы требовали деньги на «решение вопроса» о подключении дома к водопроводным сетям тоже вроде бы никак не проходит по делу, хотя, по логике он должен был быть признан потерпевшим.

    Кстати, деньги, которые он передал сотрудникам органов для проведения следственных действий, ему, кажется, до сих пор никто не вернул. Так что, от кого, на самом деле, Франкель «потерпел» – большой вопрос.

    Подпись которой поверили на слово

    Но и это ещё не все «странности» уголовного дела о «коммерческом подкупе». Дело в том, что уголовное дело в отношении судьи, тем более занимающего достаточно высокую должность, возбудить не так просто. Для этого следствию необходимо получить «добро» от Высшей квалификационной коллегии судей РФ, а соответствующее постановление о возбуждении уголовного дела должен в таком случае подписывать Председатель Следственного комитета Российской Федерации Александр Бастрыкин…

    И такое постановление о возбуждении уголовного дела в деле Емельянова имеется. Вот только подпись руководителя СК России под этим документом заметно отличается от других «автографов» Александра Ивановича. Найти их в интернете не составляет большого труда…

    Отправив подпись Председателя СК России под постановлением о возбуждении уголовного дела на независимую экспертизу, Вячеслав Емельянов получил заключение о том, что есть большая вероятность того, что подпись в постановлении о возбуждении уголовного дела в отношении Емельянова от имени А.И.Бастрыкина выполнена иным лицом, и это «иное лицо» скорее всего пыталось подражать подписи А.И.Бастрыкина. Заключение специалиста Емельянов представил в суд и заявил ходатайство о том, чтобы была назначена проверка по этому факту. Но ему было отказано…

    — На первый взгляд это может показаться абсурдным, – говорит Вячеслав Емельянов – неужели у кого-то хватит смелости, а точнее – наглости подделать подпись главы Следственного комитета России!? А с другой стороны – почему бы и нет… Расчёт, как раз и был на то, что никто не осмелится перепроверять за самим Бастрыкиным подлинность подписи.

    В любом случае – суд мог бы назначить судебную экспертизу, сделать запрос в канцелярию Центрального Аппарата Следственного комитета Российской Федерации, выяснить, наконец, зарегистрирован ли там исходящий документ, на котором стоит подпись, вызывающая сомнение…

    При этом представитель прокуратуры Снежана Кейдан никаких аргументов, опровергающих выводы заключения не привела, просто заявила, что «постановление подписано надлежащим должностным лицом» и точка! Судья Центрального района Станислав Бузук ходатайство о дополнительной проверке подлинности подписи А.И.Бастрыкина по заявлению стороны защиты отклонил. А ведь в ходе судебного заседания, по сути дела, было заявлено о том, что возможно было совершено должностное преступление – подлог, причем в отношении лица, занимающего высокий государственный пост. И заявление это было сделано со ссылкой на экспертное заключение, человеком, который совсем недавно был судьей Красноярского краевого суда, именем Российской Федерации вёл процессы и выносил решения, в том числе рассматривал и дела, содержащие государственную тайну, а значит, привык отвечать за свои слова… Получается, голословное утверждение сильнее мнения экспертов!?

    Не думаю, что суду было так уж сложно проверить его сомнения в подлинности подписи А.И.Бастрыкина. Для этого даже не нужно проводить никаких повторных экспертиз: вполне возможно, что у главы Следственного комитета просто дрогнула рука в момент подписания, поэтому подпись отличается от привычной… Судье Бузуку достаточно было сделать запрос в канцелярию Центрального Аппарата СК России, и убедиться, что такой документ в природе существует. Но он не стал этого делать…

    Почему? Одним словом, вопросов в уголовном деле экс-судьи Вячеслава Анатольевича Емельянова накопилось много, и ответы на них следствие, похоже, искать не торопится.

    Так было или не было?

    Если, учитывая все несостыковки, принять в качестве рабочей версию о том, что Емельянова «подставили», возникает вопрос: кому и зачем это было нужно?

    — Я считаю, – полагает Емельянов, – что стал жертвой своеобразной «многоходовки». Тогда, в 2020 году заканчивались полномочия председателя Красноярского краевого суда Николая Фуги, и ему надо было переназначаться на новый срок. Процесс этот шёл «со скрипом»… Не буду сейчас вдаваться в подробности, но «наверху» по поводу его кандидатуры были какие-то вопросы. Вся эта история тянулась больше года, и всё это время, с июня 2020 по май 2021 года по приказу Председателя ВС обязанности председателя Красноярского краевого суда исполнял Олег Ракшов. В июле 2020 года, уже после того, что случилось, по его распоряжению были вскрыты мой опечатанный кабинет и сейф, заменены дверные ручки и замок входной двери.

    До того как стать судьёй Ракшов успел дослужиться до майора госбезопасности.

    «Моя ситуация», безусловно, бросала тень на репутацию всего суда. Но, как видите, «не случилось». В 2023 году Ракшов ушёл в «почётную отставку», до этого в 2022 году он не был переназначен на должности зама… Понятно, что сейчас его полномочия уже не те, что раньше…

    Эти совпадения требуют квалифицированной проверки.

    Такова, подчеркну, версия Вячеслава Емельянова. Могут быть и другие – у любого судьи найдётся немало недоброжелателей, готовых, если представится такая возможность, упечь его за решётку.

    Если всё же согласиться с позицией следствия, настаивающего на том, что судья Емельянов принимал участие в схеме по передаче денег коммерсанта Франкеля заместителю директора водоснабжающей компании «Краском» Кадушкину, то как быть со следующими вопросами:

    1. Почему Емельянова не задержали с «поличным» ни 29 октября 2019 года, ни 29 мая 2020 года, когда он по версии следствия получал и передавал деньги?

    2. Если Емельянов брал в руки меченые купюры, почему специальной светящейся краски нет у него на пальцах?

    3. И следующий, вытекающий из второго вопрос: почему криминалисты не стали, как это положено в таких случаях, делать срезы ногтевых пластин у Емельянова?

    4. Каким образом светящийся состав сохранялся в течение семи месяцев на купюрах и, тем более на руках Емельянова, возможно ли такое в принципе?

    5. Почему при обыске кабинета судьи кроме купюр и рук Емельянова спецсредство нигде обнаружено не было? Почему никаких следов порошка не обнаружили у судьи в машине и дома?

    6. Почему накануне визита оперативников в краевом суде не работали камеры наблюдения?

    7. Почему следы порошка и меченые деньги были обнаружены только в рабочем кабинете судьи Емельянова?

    8. Почему участников одного и того же группового преступления судят по отдельности, при этом, Емельянову не дают возможности знакомиться с делами предполагаемых «подельников»?

    9. Почему коммерсант Франкель, у которого вымогали деньги, не признан потерпевшим ни по одному делу?

    10. Почему фигуранты называют разные суммы денег, предназначавшихся для коммерческого подкупа, и куда подевалась большая часть меченых банкнот?

    11. И наконец, почему прокуратура и суд, несмотря на выводы экспертизы, отказываются перепроверять подлинность подписи председателя СК России А.И.Бастрыкина?

    Хочется этого кому-то или нет, но ответы на них поискать придётся…